Как помочь бездомным животным? минимум

Приют для бездомных животных в Минске “Суперкот”

Есть те, кто со своим питомцем от первого «привет» до последнего «прощай». Есть же те, кто потискал, поиграл и выкинул на улицу. На эти темы мы и поговорили в 1-ом в Минске частном приюте  для бездомных кошек «Суперкот». (+375 25 526-55-01 (линия консультаций по выбору животного и вопросам функционирования приюта).


Вначале была небольшая группа людей, небезразличных к ситуации, и маленький дачный домик за городом. Сейчас – официальная организация в благоустроенном силами участников помещении. Для животных – тепло, кондиционер и 50 м2, разделённые на три комнаты: карантин, комната для болеющих,и для тех, кто ждёт новый дом. Но до сегодняшнего дня не изменилось одно – энтузиазм.

Благодаря ему волонтёры буквально на ходу учились всему: ухаживать, убирать и, самое главное, лечить и бороться за жизнь питомцев до последнего. По словам одного из помогающих, ситуация сделала волонтёрами совершенно разных людей: строитель, бизнесмен, неравнодушная особа из Швейцарии. Они по желанию приходят после своих работ и занимаются животными. Вот такие люди – кто постоянно, кто разово – помогают уже 4 года жить приюту: пожертвованиями, покупками, дежурством. Приют помогает животным, у которых меньше всего шансов. Это травмированные, инвалиды и те животные, кого забрали из отлова.


Но главная тема разговоров – это, конечно же, кошачьи. Истории уникальны, интересны и, к сожалению, трагичны. Были люди, усыпившие животное, просто потому, что переезжали на другую квартиру. Был молодой человек, не бросивший питомца при переезде в США, и прошедший через все сложные процедуры, чтобы друг был рядом.

Виталий, волонтёр приюта, проходит и рассказывает о котах и кошках, которые ждут своих хозяев. Например, Вишню уже три года никто не хочет забирать из-за проблем со здоровьем. Или Капля, появившаяся в приюте ещё котёнком, стала мамой для остальных: кого надо построит, кого оближет; её забирали, но она настолько плохо себя вела, что вернули в приют, где она радостно мяукнула и пошла на обход вверенной территории

Бэмбик, спасённый от живодёров, до сих пор с осторожностью относится к людям. Афанасий, от которого отказались хозяева, испугавшись трудоёмкого процесса лечения, когда кот из-за сухих кормов потерял всю шерсть

Боник, серебристый перс, найденный в кустах уже с червями в ранах, казалось, сам был в шоке, что вылечился и сейчас откормил приличную мордашку у новых хозяев.


Виталий признаётся, что морально работать порой очень тяжело, из-за чего большая текучка кадров. Из постоянных только 10-15 человек. Многим волонтёрам трудно смотреть, как животные переживают предательство хозяев, отказываются есть и на глазах умирают.

Но несмотря на всё это, «Суперкот» продолжает свою работу: спасает, лечит, находит новые дома. И радуется, что иногда не успевают переименовать воспитанника, как его забирают.

Но никакие буквы не могут передать тех эмоций, которые при посещении испытывает любой.


Ещё о котиках у нас был интересный материал – Интересные факты о Заводском районе и котики

«Обижена на весь мир. Предали, что вы хотите…»

Сергей Кузкин»По закону безнадзорных животных на улицах быть не должно, вот они и попадают к нам. В основном, двумя путями: это непосредственно отлов или сдача животных населением. Сдают не только своих, которые стали не нужны, но и тех, кого просто подобрали на улице. За весь прошлый год через нас прошло порядка 6,5 тысячи животных: где-то 60% собак и 40% кошек. С января по июль этого года у нас побывало 3,5 тысячи животных».Татьяна Черкас

На «Фауне» 115 вольеров для собак и 36 — для котов. Сегодня здесь около 90 животных
Рабочий по уходу за животными Виктор работает на «Фауне» только с января этого года. Раньше, говорит, был «свободным художником», жил на Нарочи, «воспитывал» лошадей и собак. «Потом в Минск переехал и понял, что хочу работать с животными. Вот и пришел сюда. Кормлю их, мою, выгуливаю, разговариваю с ними»
Помогают пристраивать животных и волонтеры. Среди постоянных — «Суперкот» и «Зоошанс». Волонтеры «Зоошанса» даже создали блог под названием «Место под солнцем», где подробно рассказывают о жизни бездомных животных в Беларуси и объясняют, что делать, если вы подобрали бездомное животное
Детские рисунки о животных в здании «Фауны»

К чему привыкнуть не могу — это к отношению людей к своим животным. Пришла недавно одна мама и говорит:»Вот мы у вас брали собачку, она у нас побыла 4 года, у меня дети выросли, возьмите ее назад». А еще очень часто люди врут, придумывают причины, мол, у меня аллергия или еще что-то, заберите эту собаку или кота. Бывает, видно, что собака — его, идет к нему, знает кличку, а он говорит: «А это не моя, я нашел ее, заберите, а поводок и ошейник у соседа взял». И оставляет эту голую собаку без ничего — и поводок, и ошейник, все заберет. Противно. Я понимаю, если по старости мучается животное, нужно усыпить, и вы приносите к нам, но взрослую свою собаку, которую ты 4-5 лет любил, как отдать?..» «Придут, сдадут, а потом, видно, их там «носит» дома, и бегут назад, забирают в слезах. Но это единичные случаи. Если бы у нас был закон, были штрафы, не вели бы себя так хозяева. Потерялось? Твое? Почему? Штраф! Вот тогда бы этого не было. А то погулялся — и до свидания. Хорошо еще, если к нам принесут, многие же просто выбрасывают. А по осени, когда с дач возвращаются, двери электрички открывают и когда поезд населенный пункт проезжает — выбрасывают. Авось кто подберет».

В среднем бюджет у «Фауны» — 600 млн рублей в месяц. Есть прибыль, которую получает предприятие за счет выполнения заявок на отлов. Как правило, прибыль, — это только 15% от всего бюджета. День содержания одной собаки обходится «Фауне» в 22 тысячи, одного кота — в 14 тысяч. «Если через 5 дней хозяин забирает свое животное, он нам оплачивает эти 5 дней. Если нет, животное уходит на наше содержание, мы его содержим за счет нашей прибыли от отлова», — говорит директор

— Зоозащитники часто говорят о том, что «Фауна» — рассадник инфекций. Что вы на это скажете?

Сергей Кузкин: «В конце каждого календарного года составляется план выезда ловцов. Если в городе 130 ЖЭСов, то в каждом в течение 10 суток мы должны побывать. Бывает, ЖЭСы вызывают нас дополнительно. Сторонние организации, не связанные с жилищно-коммунальным хозяйством — институты, заводы и т.д. — тоже могут делать к нам заявку на отлов бродячего животного»

— В народе уже давно укоренилось мнение, что какое бы животное ни было, на «Фауне» его содержат только 5 дней. А затем усыпляют. Это так?забирают себе волонтеры

В прошлом году было усыплено 800 животных, однако в это число, подчеркивает директор, не входят животные с «передержки», т.е. те, чьи 5 суток истекли. Это только больные животные, либо агрессивные с отлова, либо владельческие, которых усыпить приходили сами хозяева. Тела животных вывозят с «Фауны» дважды в неделю. Хоронят в одном на всех скотомогильнике — он находится в Минском районе. По словам директора, уже построен крематорий для животных, однако по непонятным пока причинам его не вводят в эксплуатацию. Строительством крематория занимался КУП «Экорес» — предприятие, занимающееся переработкой бытового мусора и промышленных отходов

«То, что на нем есть намордник, ошейник и тянущийся за ним поводок, не говорит о том, что животное хозяйское»

Ловец достает из сачка «пополнение»
Ловцы на «Фауне» работают в 2 смены. «Одни — с утра, другие после обеда, — говорит директор. — Количество пойманных «голов» премируется»

Для новичков сегодня пошел первый день содержания на «Фауне»

«В принципе, оно нам и не надоВрач осматривает каждое привезенное животное. Если оно здоровое, не агрессивное и потенциально может быть передано новым хозяевам, оно идет на содержание. Если агрессивное, не подпускает, либо больное (например, микроспория у котов), или переломаны конечности и животное подобрали на издохе, то его отправляют на усыпление. Хотя был у нас недавно той-терьер с переломом лапы — выходили. Лечение обошлось в большие деньги, наш диспетчер его забрала». 

Отлов. Почему в Беларуси могут начать чаще отстреливать животных из огнестрельного оружия

произошло на глазах у хозяйки пса «Безнадзорным считается животное, рядом с которым нет хозяина. И то, что на нем есть намордник, ошейник и тянущийся за ним поводок, не говорит о том, что животное хозяйское. Для ловцов оно считается безнадзорным, Хозяин нормальный с поводка свою собаку не спустит — это определено правилами содержания животных. Например, животное, привязанное возле магазина за перила, не подлежит отлову — оно привязано, значит, ждет хозяина»ловцам запретили использовать»Когда врача нет, стрелять они не могут — метательное устройство ловцам выдает только врач»»Главное требование — чтобы прошли медкомиссиюЕстественно, мы не берем тучных людей, потому что надо достаточно быстро передвигаться. И физическая сила должна быть, чтобы животное поднять».»В городах, где нет пунктов временного отлова и содержания, как наш, собак и котов стреляют на месте. А нам что делать? Запретили дитилин. И что? Теперь мы его не закупаем, не используем, но и собак обездвиживать нечем. И если на каких-то пустырях бегают стаи диких собак, они остаются без отлова, то есть потенциально опасны для людей. Если собаки к себе не пускают, то ловцы рисковать не будут, да я и заставлять не стану. Это рано или поздно приведет к увечью или смерти. Нападут на человека и загрызут»»И правилами это предусмотрено. Есть постановление Совмина, которым предусмотрено в особых случаях привлекать охотников с огнестрельным оружием».»При обездвиживании пользоваться можно наркотическими средствами типа кетамина. Но, во-первых, он очень дорогой, а, во-вторых, это мне придется часового ставить, который будет охранять нас, Кетамин — это препарат группы А, наркотик. Как только узнают, что у меня тут кетамин хранится, будут налеты и грабежи наркоманов. Нужна мощнейшая охрана. А сейчас у нас нет охраны — есть только ночной диспетчер, администратор, который раз в 2 часа ходит территорию смотрит. Еще зоозащитники предлагают ловить собак стреляющими арканами. Это тоже очень затратно, а лишних денег нет — особенно в государственной структуре».«Конечно, сегодня во многих странах существуют приюты, а не пункты отловаНо они имеют поддержку от городских властей и поддержку от населения: им не запрещено принимать любые виды помощи — в том числе деньги. Нам же брать деньги от людей запрещено, хотя было очень много желающих помочь материально. Можно брать только все неденежное. Приносят в основном тряпки, картон, сухой корм. Волонтеры нам помогают пристраивать животных.<…> Конечно, нам нужен закон (в Беларуси нет закона о защите животных. — TUT.BY). Возможно, стоило бы и разрешить денежную помощь от населения, и штрафы стоило бы ввести. Я когда-то ратовал за то, чтобы нас наделили полномочиями на составление протоколов в отношении людей, чьих животных мы подбираем. Не прошло. Но, поймите, я не на том уровне, чтобы решать государственные вопросы.


С этим читают